В Ингушетии оппозиционного журналиста обвинили в хранении наркотиков

время публикации: 23 июля 2019 г., 22:57 | последнее обновление: 23 июля 2019 г., 22:57

Арестованному неделю назад журналисту оппозиционного ингушского издания «Фортанга» Рашиду Майсигову предъявили окончательное обвинение в хранении наркотиков в особо крупном размере. Об этом «Интерфаксу» сообщил его адвокат Магомед Аушев.

Дело ведут следователи регионального управления МВД. По делу назначены экспертизы. Одна из них уже готова, ее провели очень быстро, отметил Аушев. Он уточнил, что ее результаты были готовы еще до того, как суд выбрал его клиенту меру пресечения.

К работе следователей у защиты Майсигова претензий нет. Однако в действиях оперативников, которые задерживали журналиста и обыскивали его дом, защита видит много нарушений. Адвокат также назвал «незаконным по всем параметрам» арест Майсигова. Верховный суд Ингушетии рассмотрит апелляцию на арест журналиста 25 июля.

Родственники Майсигова и региональное отделение правозащитного центра «Мемориал» попросили уполномоченного по правам человека в Ингушетии Джамбулата Оздоева помочь добиться объективного расследования.

Майсигова задержали 12 июля. Незадолго до этого он прекратил свою профессиональную деятельность из-за поступавших от неизвестных людей угроз.

По словам матери журналиста Фердовс Майсиговой, в ходе обысков на втором этаже дома внезапно обнаружился пакет с белым веществом, а затем «один из силовиков взял с журнального столика кипу бумаг, которых там раньше не было, как оказалось потом, это были листовки про Грузию». Скорее всего, речь идет о листовках экстремистского оттенка с призывами присоединения Ингушетии к Грузии, которые распространялись в республике в июне.

После обысков Майсигова увезли в неизвестном направлении, около суток адвокат Магомед Аушев не мог узнать о его местонахождении ни через официальные запросы, ни через знакомства. Позже мать журналиста сообщила, что он был найден в Назрани в изоляторе временного содержания.

«Я сначала не хотела об этом распространяться, думала, что они ошиблись и сейчас исправятся. Но сейчас буду кричать об этом на весь мир. У нас два оружия осталось — молитва и огласка», — сказала Майсигова. Она отметила, что ее сын не совершал ничего противозаконного, это знают «все соседи и друзья». По ее словам, если бы Майсигова вызвали повесткой, а он бы начал скрываться, она бы «сама его в суд и отвела».

Адвокат журналиста сообщил со слов своего подзащитного, что Майсигова сразу после задержания пытали: «что-то к ушам привязывали, били током, хотели, чтоб он признал вину». Журналист ничего не признал и отказался говорить на основании ст. 51 Конституции РФ. По словам адвоката Аушева, Майсигова «пугали» статьей об измене Родине.

Ранее журналист Рашид Майсигов говорил, что получал угрозы в связи со своей работой. В частности, он освещал протесты против соглашения с Чечней о демаркации границы между республиками и обмене территориями. 23 июля Роскомнадзор сообщил, что сайт «Фортанга» был заблокирован за публикацию материала, включенного в 2013 году в Федеральный список экстремистских материалов.

Обстоятельства возбуждения уголовного дела в отношении Майсигова напоминают историю с арестом в Москве журналиста информагентства Meduza Ивана Голунова. Он был задержан полицейскими 6 июня по обвинению в попытке сбыта наркотиков в особо крупном размере.

Сам журналист утверждал, что наркотики ему подбросили. Голунов известен острыми расследованиями коррупции среди столичных и федеральных чиновников. В «Медузе» сочли, что задержание и дело против Голунова — реакция на новое расследование, посвященное рынку похоронного бизнеса в Москве, который контролируют сотрудники ФСБ. В последние месяцы журналисту поступали угрозы в связи с этим.

Поздно вечером 8 июня Никулинский суд Москвы постановил отправить Голунова под домашний арест, вопреки ходатайству следствия и прокурора, просивших для журналиста два месяца ареста. Обвинение настаивало, что у Голунова есть загранпаспорт, и он живет не по месту регистрации, а следовательно «может скрыться».

Голунову было запрещено выходить за пределы помещения, общаться с лицами, проходящими по делу, и использовать средства связи.

Задержание журналиста вызвало широкий общественный резонанс. Коллеги Голунова провели пикеты у здания ГУ МВД по Москве на Петровке, 38 с требованием освободить его. Такие же акции протеста проводились и в других странах. За прекращение дела выступали представители СМИ, общественные деятели, музыканты, актеры, политики. 10 июня «Коммерсантъ», «Ведомости» и РБК впервые в истории вышли с одинаковыми первыми полосами, на которых крупным шрифтом было написано: «Я/Мы Иван Голунов».

Вечером 11 июня глава МВД Владимир Колокольцев объявил о прекращении уголовного преследования журналиста «в связи с недоказанностью его причастности к преступлению». Министр также ходатайствовал перед президентом Путиным об отстранении от должности генерал-майора полиции Юрия Девяткина и генерал-майора полиции Андрея Пучкова. Девяткин руководил «антинаркотическим» управлением ГУВД Москвы, а Пучков — столичным УВД по ЗАО, сотрудники которого и задерживали Голунова. Путин впоследствии уволил обоих генералов.

Тем не менее, в праздничный день 12 июня, в День России, тысячи людей вышли на несанкционированный марш в столице, чтобы поддержать уже освобожденного журналиста и потребовать наказания для тех, кто стоит за его преследованием. Акция протеста обернулась жесткими задержаниями. Всего в полицейских участках оказалось почти 550 человек. В мэрии отказ санкционировать акцию объясняли тем, что шествие по центру города «неопределенного количества участников создаст дискомфорт для жителей и гостей столицы, а также ощутимые проблемы в плане обеспечения общественной безопасности». При этом власти санкционировали митинг 16 июня в поддержку Голунова, организаторами которого выступили функционеры журналистских объединений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Место свободно