Кемеровчанка, принявшая дочь за куклу-монстра, получила 12 лет колонии за ее убийство

время публикации: 19 апреля 2019 г., 13:23 | последнее обновление: 20 апреля 2019 г., 17:53

Суд Заводского района Кемерово признал местную жительницу виновной в убийстве ребенка под действием наркотиков, сообщает в пятницу официальный сайт управления СК РФ по Кемеровской области.

Суд признал 40-летнюю женщину виновной по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего ребенка) и приговорил ее к 12 годам колонии общего режима.

Установлено, что 26 января 2018 года осужденная приняла наркотики, после чего решила, что в квартире находится кукла, которую надо убить. О преступлении стало известно от подруги осужденной. Знакомая молодой матери обратилась в полицию, так как решила, что с женщиной что-то случилось.

«В квартире было обнаружено тело полуторагодовалого ребенка с признаками насильственной смерти. Также там находилась мать ребенка, которая была в состоянии наркотического опьянения. Допросить задержанную удалось только через несколько часов», — говорится в сообщении.

Задержанная пояснила, что после употребления наркотического средства ей почудилось, будто в комнате «находится не ребенок, а кукла, от которой исходит опасность». Тогда женщина нанесла дочери не меньше пяти ножевых ранений.

Семья подозреваемой проживала в съемной квартире. После совершения преступления женщина отправила своей подруге SMS-сообщение, попросив помощи в сокрытии следов убийства. Однако исполнить задуманное подозреваемая не смогла, так как уснула возле трупа дочери.

Установлено, что сотрудники органов опеки регулярно поверяли женщину и ее ребенка, но та каждый раз приводила себя в порядок и убиралась в квартире, из-за чего у них не возникало никаких подозрений по поводу образа жизни женщины.

По ходатайству следователя подозреваемой была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе предварительного следствия провели стационарную психолого-психиатрическую экспертизу. Она установила, что в момент совершения преступления детоубийца не страдала расстройством психики. «Однако на фоне употребления наркотических средств она не могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, при этом они носили целенаправленный характер», — заключили в управлении СК РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Место свободно